Сайт доктора Абиева А.К.    
+7 916 090-15-05  e-mail: artur49@mail.ru



 

 

  

 ИНСТИНКТОЛОГИЯ

 
  Статьи
  Патент
  Публикации
  История
  Тест

Тест

По наблюдениям А. Абиева специальное изучение выраженности основных инстинктов у сексологических больных помогает получить важную объективную дополнительную информацию об особенностях направленности личности, ее гармонии или дисгармонии. Собственное изучение этого вопроса в практике работы с пограничными больными показывает, что изучение инстинктов помогает уточнению диагностических критериев (невроз, психопатия), что побудило нас составить “шкалу инстинктов”.

Формула инстинктов человека

I. Инстинкт самосохранения (ИС).

0. Я не дорожу своей жизнью, у меня часто бывают мысли уйти из жизни, были попытки к самоубийству.

1. Я лишен(а) эгоистических чувств, служение людям и идеалу - главное в моей жизни. Не умею лгать. Во имя чести и справедливости могу сознательно пожертвовать жизнью.

2. Я не люблю лгать, ценю справедливость и стараюсь отстаивать ее, но, не жертвуя собой. Материальное благополучие и забота о здоровье не играют для меня большой роли.

3. Материальное благополучие и духовные ценности одинаково важны для меня. Симпатизирую честным людям, но без склонности бороться за справедливость. Нахожу компромиссные решения в любой ситуации. Не буду страдать за других, прежде всего, думаю о себе.

4. Эгоизм - главное для меня, материальное благополучие - основное в жизни. Никогда не буду идти наперекор обстоятельствам в ущерб себе. Накопление ценностей дает мне наслаждение. Справедливость и честь для меня ничего не значат, если речь идет о собственной выгоде.

5. Я озабочен(а) своим здоровьем, постоянно оберегаю себя, безразличен (безразлична) даже к близким людям, оберегаю себя от волнения. Жизнь посвящаю своему здоровью. Мнителен (мнительна), боюсь любого заболевания, охотно лечусь. Больше всего дорожу своим здоровьем и жизнью, боюсь умереть.

 

II. Пищевой инстинкт (ПИ)

0. Мысль о еде мне противна, если что-то съем, вызываю рвоту и избавляюсь от съеденной пищи.

1. Еда для меня не главное, ем потому, что это необходимо. Всегда плохой аппетит.

2. Мой аппетит ниже среднего, могу забыть поесть, не замечая этого, особенно, если чем-то занят(а), легко переношу голод.

3. У меня хороший аппетит, ем с удовольствием, стараюсь соблюдать пищевой режим в любых условиях, чувство голода вызывает дискомфорт.

4. Люблю вкусно поесть, мой аппетит "выше среднего", ем много, люблю выпить. Считаю себя гурманом, люблю готовить сам(а), нахожу новые рецепты разных блюд, люблю угощать своей стряпней.

5. Постоянно хочу есть и думаю о еде, ем очень много, часто без разбора, прожорлив(а), это меня не смущает. Имею избыточный вес.

 

III. Сексуальный инстинкт (СИ)

У меня вообще нет желания к половой близости. Мне это всегда безразлично, или даже противно.

1. Я испытываю половое влечение 1-2 раза в год. Близость не дает удовлетворения и радости. Иногда бывают эротические фантазии.

2. Половое влечение возникает не чаще 1 раза в месяц. Романтическая сторона отношений интереснее, чем физическое сближение. Не уверен(а) в своих половых способностях.

3. У меня "нормальное" половое влечение 3-4 раза в неделю. Нет никакой неуверенности и дискомфорта, почти всегда яркий оргазм.

4. У меня сильное половое влечение, с любимым человеком попытки близости могут быть ежедневными. Отдаю любви себя без остатка, нет никакой неуверенности, есть лишь радость и желание.

5. У меня непреодолимое желание половой близости, секс - единственная, главная цель моей жизни. Такое понятие как любовь менее значимо, чем "секс". Нравятся изощренные формы проведения близости, появлялись гомосексуальные тенденции.

 

IV. Материнский/отцовский инстинкт (МИ)

0. Детей не имею и не хочу иметь. Они мне безразличны или противны. Не люблю ни кошек, ни собак.

1. Не имею детей, не люблю их, лучше заведу кошку или собаку.

2. Я имею ребенка, но не люблю его. Появление ребенка связано с желанием мужа (жены).

3. Я имею одного ребенка, его появление было для меня желанным. Не откажусь иметь еще одного ребенка,

спокойно отношусь к трудностям воспитания. Люблю детей в "меру".

4. Я люблю детей, хочу иметь много детей, легко переношу все трудности и нагрузки, связанные с их воспитанием. Дети меня любят.

5. Дети - единственный смысл моей жизни, я дрожу над ними, готов(а) жертвовать для них всем, прощать им все. Могу взять на воспитание чужого ребенка.

 

V. Познавательный инстинкт (ПЗИ)

0. Не имею желания ничему учиться, считаю это "пустым" делом.

1. Учеба никогда не давала мне никакого удовлетворения.

2. Я иногда прислушиваюсь к разговору о новых книгах, но читать их не люблю. Охотнее смотрю развлекательные программы по телевидению - то, что смотрят все.

3. Мне нравится учиться, узнавать "новое", стремлюсь не отставать от общего уровня, но в "ученые" не рвусь. Хочу знать столько, сколько мне нужно для жизни.

4. Книги, чтение, образование занимают большое место в моей жизни, много читаю, собираю книги, но все это "без фанатизма". Познание нового радует и вдохновляет.

5. Смысл моей жизни в постоянном познании нового в жизни, науке, искусстве. Я постоянно читаю, когда есть свободное время, пишу сам. Всего себя отдаю постижению нового.

 

Шкала инстинктов

 

Д.

(ПЗИ)

 

 

 

 

 

Г.

(МИ)

 

 

 

 

 

В.

(СИ)

 

 

 

 

 

Б.

(ПИ)

 

 

 

 

 

А.

(ИС)

 

 

 

 

 

               0                   1                    2                    3                     4                    5

 

 Данная шкала построена по квантификационному принципу и позволяет определить выраженность каждого инстинкта определенным коэффициентом от 0 до 5.

Практика показала, что пациенты свободно справляются с заполне­нием предложенной анкеты, что свидетельствует об адекватности ее дескрипторов.

Существует много вариантов, полученных после заполнения шкалы ФИЧ, однако, сущность их значений можно свести к нескольким основным типам. При наличии во всех дескрипторах цифры «3» после заполнения шкалы мы имеем средний «нормативный» вариант, свидетельствующий о нормальной, биологически детерминированной выраженности основных ин­стинктов, обусловливающий «гармоническое» сочетание основных свойств личности и устойчивое поведение в обычной ситуации, при которой существуют условия для «насыщения» каждого из инстинктов.

Однако, чаще в условиях практики работы у больных с пограничными расстройствами психической деятельности встречаются варианты с преобладанием значения одного (или двух) инстинктов, что позволяет говорить об «акцентуации» какого-либо из них, либо, об «основном» «преобладающем» инстинкте, явно выступающем вперед на фоне всех других. Это может свидетельствовать об основной «направленности» личности (например, при абсолютных значениях «5» по пищевому инстинкту — отмечаются явные признаки т.н. «пищевого» поведения, при подобном значении сексуального инстинкта — об акцентуированном «сексуальном» поведении, или даже сексуальных перверсиях и т.д.).

Поэтому формула в случае «нормы» может быть записана: А-3, Б-3, В-3, Г-3, Д-3; при акцентуации «пищевого поведения» с синдромом Пиквика: А-3, Б-5, В-3, Г-3, Д-3 и т.д.

Крайние низкие значения какого-либо из инстинктов, свидетель­ствуют также об аномальных психобиологических свойствах личности (например, при значении «О» в графе «Б» (ПИ) речь может идти о «нервной анорексии», а при значении «О» в графе «В» (СИ) — о фригидности).

Подобного рода «гипернормативные» или «гипонормативные» ва­рианты чаще отмечаются у психопатических личностей («пищевая» психопатия, «половая» психопатия, «моральная» психопатия).

Наиболее частыми являются варианты формулы, при которых выражены явления «дискордантности», или «дисгармонии» инстинктов, то есть имеется явное преобладание значений показателей одного, или двух инстинктов, при значительном снижении других. Так, например, резкое снижение показателя материнского инстинкта с повышением показателя сексуального инстинкта, пли пищевого инстинкта, безусловно, объективно отражает дисгармонию всей личности и психопатическое поведение подобных пациентов.

Будет иметь клиническое значение и установление «иерархии» инстинктов у каждого обследуемого с выделением «основного"» инстинкта, определяющего многие общие механизмы поведения и частные варианты ситуационных реакций. При этом мы объективно обнаруживаем причину внешних (или внутренних) конфликтов при несоответствии личностной инстинктивной ориентировки и предрасположенности реально создаю­щейся ситуации, в которой главный инстинкт остается как бы не «закрытым», неудовлетворенным. Самый простой клинический пример такого рода — это формирование невроза ожидания неудачи (термин Э.Крепелина) у мужчины с выраженным сексуальным инстинктом (высокая половая конституция) после вступления в брак с женщиной, обладающей крайне низким (или низким) показателем по шкале сексу­ального инстинкта.

Здесь вследствие отказа в близости со стороны жены у мужа развивается укорочение длительности сношения, затем страх неудачи при повторной попытке к близости, причем этот страх со временем может закрепляться настолько, что возникает вторичное ослабление эрекции, а впоследствии в ряде случаев отмечается полная сексуальная изоляция.

Определение «гармонии» или «дисгармонии» инстинктов в структуре личности, что объективно регистрируется после заполнения шкалы ФИЧ, естественно, является дополнительным методом на фоне клинико-психопа­тологического изучения, однако, этот метод дополнительной диагностической оценки иерархии отдельных слоев личности может оказаться ценным подспорьем для объективизации клинических данных биологическими пока­зателями, что само по себе в психиатрии, и в пограничной ее области чрезвычайно важно. Естественно, что могут быть предложены и другие оценочные шкалы как более направленного характера, так и общего типа

Несомненным представляется то, что ведущим методом в психиатрии будущего (в том числе и в пограничной психиатрии) останется клинико-психопатологический, резервы которого полностью еще не использованы (развитие исследования различных аспектов общей и специальной психопа­тологии при пограничных состояниях).

Можно прогнозировать также и то, что интенсификация психической жизни человека, различные психотравмирующие ситуации (войны, конфликты) — показатели, не имеющие тенденции к снижению степени их воздействия — все это будет определять актуальность пограничной психиатрии и ее проблем как общемедицинских и как социальных.

Нельзя не предвидеть и того, что будущая пограничная психиатрия получит новый импульс рассмотрения своих проблем именно в аспекте эпистемологии с учетом тенденции синтеза всех наук. Что касается философии психиатрии, то можно предполагать развитие комплементарного принципа Н.Бора (объект и исследующий его субъект).

Подводя итог сказанному, можно сделать попытку прогноза будущей парадигмы психиатрии и того ее раздела, который изучает пограничную область. При этом можно отметить наличие признаков, свидетель­ствующих о том, что «нозологическая парадигма» сменится парадигмой «молекулярно-биологической» (или «молекулярно- генетической»), од­нако, при этом, по-видимому, клиника будет изучаться параллельно с исследованиями молекулярно-структурного уровня, причем будет достигнута еще более точная дифференцировка клинических критериев (определение навязчивых расстройств, аффективных проявлений и др.). Не исключено и исчезновение со временем привычных терминов «невроз», «психопатия» (так же, как их не было и в лексике медицины Античности), или возникновение иного эпистемологического значения данных терминов в соответствии с диахронической лингвистикой по Ф.Соссюру. Может быть появятся новые термины («аффектопатии», «персонопатии», «инстинктопатии», утвердятся те, которые сейчас еще мало распространены («алекситимия»).

Конечно, мы можем обсуждать лишь отдельные варианты возмож­ной трансформации системы взглядов на психические заболевания и пограничные психические расстройства, при этом было бы ошибкой давать категорические суждения.

 

Овсянников С.А. История и эпистемология пограничной психиатрии. М.: Альпари, 1995. - 205 с. стр.179-185

  Главная · Новости · Статьи · Патент · История · Тест · Контакты · Поиск · Карта сайта